Fashion Business Magazine
Интервью
02 ноября 2016

ОЛЬГА МИХАЙЛОВСКАЯ: положительный пример

Света Тегин из тех немногих российских дизайнеров, которые прошли свой путь последовательно и профессионально: от небольших клубных показов 90-х до серьезного построения бренда и впечатляющих объемов продаж.

Дизайнер Света Тегин из немногих безусловно положи­тельных героинь российской моды нового времени. В ее биографии нет странностей и темных пятен, в ее профес­сионализме никогда не было повода усомниться, ее карье­ра всегда выглядела логично, а успех всегда был понятным и оправданным.

Она прошла все положенные ступени развития, ничего искусственно не форсируя, планомерно и тщательно возделывая свою поначалу совсем небольшую делянку. Именно поэтому то, что началось уже почти 20 лет назад с крошечной мастерской в подвале, с небольших коллекций для клубных шоу и частных заказов, превратилось в один из первых в России полноценных брендов, равно обласканных прессой, закупщиками и звездными клиентами.

На предложение сделать ее, точнее бренд Tegin, героем рубрики «История успеха», она удивленно улыбается. «Ис­тория успеха – это про меня?» И что приятно, это не поза, Света правда не задумывается о себе и своем бренде в ка­тегориях славы и успеха. И о себе рассказывает спокойно и по-деловому, без столь характерных для дизайнеров кра­сот и рассуждений о творчестве и вдохновении.

«Я родом из Киева и до переезда в Москву получила образование сначала в техникуме по специальности конструктора-модельера, а потом в Киевском институте легкой промышленности. У меня был трехлетний опыт ра­боты в киевском Доме моделей одежды. Сначала я прошла шестимесячную стажировку. Шила в экспериментальном цеху, месяц изучала размножение лекал по размерам, осваивала плоттер по размножению, потом месяц стажи­ровалась в конструкторском отделе. Так я познакомилась со всем производственным процессом. Работала сначала конструктором, потом художником. Первые коллекции я и разрабатывала, и шила сама. Денег хватало только на по­купку тканей. Коллекцию «Перфекционистка», созданную для конкурса Надежды Ламановой, коллекцию, созданную для Музея уникальных кукол Юлии Вишневской, с участи­ем лилипутов, я использовала для шоу-показов в ночных клубах Москвы. У меня это были настоящие перформансы с участием моделей, актрис, танцовщиц и лилипутов. На тот момент клубная культура 90-х давала единственную воз­можность иметь оплачиваемую работу. Ну и кроме денег доставляла огромное удовольствие».

Те, кто застал клубные 90-е с их fashion-угаром, вряд ли вспомнят даже половину тех дизайнеров, что принимали в них активнейшее участие. Большинство так и сгинули в недрах этой самодеятельной тусовки. Но Тегин вышла на эту сцену профессионалом и сумела извлечь из этого шоу вполне осязаемую пользу.

«Параллельно с показами в ночных клубах стали появлять­ся первые клиенты, которые хотели шить у меня что-нибудь особенное. Я взяла на работу одну портниху. Я по-преж­нему была и дизайнером, и конструктором своих моде­лей. Тем временем клиентов становилось все больше. Но о серьезном бизнесе, я как-то не задумывалась. И бизнес- плана у меня не было».

Если честно, тогда, в конце 90-х, в этой среде такого сло­ва-то никто не слышал. «Первые мысли о производственных масштабах появились после поездки в Монголию в 2000 году. Мне так захоте­лось там бывать, что я решила заняться производством кашемира. Меня не остановило отсутствие опыта работы с трикотажем. В Монголии я познакомилась с владельцами кашемировой фабрики. Мы подружились и работаем все эти годы вместе. Они многому меня научили и во многом поддерживали. С каждым годом объемы заказа росли, и это было залогом стабильности».

Но тогда, в 2000-м, с чего-то все же надо было начинать? «Поддержал меня мой муж – морально и рублем. Деньги от продажи коллекции картин его родителей стали пер­вым вложением в семейный бизнес. Коллекцию я показала на неделе моды, появилась первая публикация в Harper’s Bazaar и Vogue. Первым шоу-румом стала студия моего мужа с видом на Кремль. В подвале дома мы организова­ли экспериментальный цех, где отшивали заказы. У меня образовался коллектив: мой директор, конструктор, четыре портных и бухгалтер. С некоторыми из них мы работаем до сих пор. Как только появилась возможность продаж в ма­газинах, мы зарегистрировали компанию. Главной задачей было начать продаваться на уровне западных брендов».

И здесь, конечно, случайно «найденный» в Монголии ка­шемир сыграл главную роль. Почти базовый, но модный и качественный трикотаж был попросту обречен на успех. «Заказчицы с удовольствием покупали кашемир, и это до­бавляло уверенности. Первым магазином, который заку­пил бренд Tegin, стал магазин «ЛИТЦ коллекция», потом добавились Leform, «Марки», и пять лет назад пришел ЦУМ. Со всеми байерами мы поддерживаем теплые дружеские отношения. Они верят в меня и верят в мой бренд. На мой взгляд, это самое важное».

Но тут грянул кризис 2008 года. «Буквально накануне мне предложил подписать контракт нью-йоркский шоу-рум Seven. Сначала предложили проб­но поучаствовать в одном сезоне. Я показала коллекцию в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Париже, но все же из-за кризиса контракт не был подписан. И я решила сосредо­точить все внимание на развитии продаж на внутреннем рынке. Мы переехали из двух маленьких помещений в одно большое на территории ЦСИ «Винзавод». Налаживание разработки коллекций, своевременность доставок, от­грузок в магазины я считаю очень важной частью рабо­ты компании, от которой зависят продажи и репутация бренда. Получилось, что кризис 2008 года стал толчком к расширению и укреплению структуры бренда».

С тех пор в коллекциях Tegin появились мех и кожа. И ее дубленки продаются не хуже кашемировых свитеров. Ничего удивительного: невесомые и мягкие, они идеально садятся, и носить их так же приятно, как легкое элегантное пальто. В холодной России, где в поисках идеальной дуб­ленки женщины проводят годы сознательной жизни, это еще один безусловный козырь в коммерческой колоде. Так что ко второму кризису бренд Tegin подошел в хорошей форме.

«Как ни удивительно, но второй кризис тоже положительно отражается на развитии бренда Tegin. Мы наконец вышли на европейский рынок, но уже с уверенностью в своих силах и возможностях. В кризис лучше продаются базовые вещи – как раз основа бренда Tegin. Так что продажи у нас не падают, а количество точек продаж увеличивается. Кро­ме того, полтора года назад мы начали интернет-продажи. Уверена, тут заложен большой потенциал. Вообще, на всех этапах развития я непременно советуюсь с финансистами. Они делают анализ и стратегию развития. Это увлекатель­ная часть, в которой тоже много творчества. Иногда мне кажется, что я смогла бы только этим и заниматься».

Слышать подобное от дизайнера приходится нечасто. Впрочем, Света тут же добавляет романтическую нотку: «Недавно я сформулировала для себя, что к своему делу я отношусь как к саду: чем больше я вкладываю в него любви, тем он прекраснее».

Несколько лет назад Света пошла на рискованный шаг – запустила детскую коллекцию. Однако честно признается, что детская линия является скорее игрушкой, на которую ее вдохновляет дочь.

«Главное в детской линии, как, впрочем, и во взрослой, это найти то направление, в котором вы будете уникальны, – это даст вам конкурентное преимущество. Самым успеш­ным для Tegin оказалось производство вечерних платьев для девочек. Остальной ассортимент мы пока свернули».

На вопрос, как она видит развитие бренда в русле совре­менных стратегий «see now, buy now», Света отвечает не раздумывая: «В этом сезоне мы приняли решение делать показ сезонной коллекции с началом сезона продаж, то есть тогда, когда вещи уже поступят в магазины. Это связано с развитием интернет-ресурсов и большой скоростью распространения рекламы в интернете. При этом график работы шоу-рума в Милане, Париже и Москве мы оставим прежним. Байеры будут закупать коллекцию по прежнему графику».

А о чем она мечтает: о продажах по всему миру или о ма­леньком нишевом бренде? «Мечтаю продавать по всему миру в лучших местах, оста­ваясь нишевым брендом».

И этот ответ лишь на первый взгляд кажется противоре­чивым, ведь на самом деле в нем есть железная логика, свойственная бренду Tegin и его хозяйке – миниатюрной и хрупкой на вид, но сильной и последовательной в деле Свете Тегин.