Fashion Business Magazine
Интервью
03 ноября 2016

АННА ОККЕРТ: интервью с Сергеем Поляковым

Его работы отметили Филип Трейси и Диана фон Фюрстенберг. Его шляпки есть в коллекциях Аманды Лепор, Наоми Кэмпбелл и Эвы Вострокнутовой. Дизайнер экстравагантных головных уборов Сергей Поляков рассказал Fashionograph о необходимости использовать свой шанс, учиться и быть настойчивым на пути к мечте.

- Как вы пришли в индустрию моды?

- Это произошло не случайно. Мой отец по образова­нию портной, и все детство я провел в его мастерской: наблюдал за его работой, играл, копался в обрезках ткани. После школы я поступил в училище на специаль­ность «Оператор швейного оборудования» и учился шить три года. На третий год я уже четко знал, что хочу стать дизайнером одежды. Выбрал себе вуз в Екатеринбурге и начал пробовать поступать. Однако шить я, может, и умел, но вот рисовать не умел вообще. Поступал я в Уральскую государственную архитектурно-художествен­ную академию целых три года и все это время учился ри­совать, ну хоть как-то. Через три года посещения курсов живописи, рисунка и композиции я попал на бесплатное место по специальности «Дизайн одежды». Отучился шесть лет. И все. Собственно, это моя профессия, мое призвание и самое любимое дело. Создавать красоту. В чем бы она ни проявлялась.

 

- Вы учились на дизайнера одежды, почему в итоге выбрали работу со шляпками?

- Примерно с 1997 года я так или иначе имел отношение к одежде. Шил, конструировал, рисовал. Помню, как мой преподаватель по композиции всегда говорила: создавай­те образ целиком, до самых мелочей – обувь, аксессуары и прочее. Поэтому при создании коллекции приходилось уделять внимание не только одежде, но еще и сумкам, перчаткам, обуви, украшениям и головным уборам. После академии в Екатеринбурге я пару раз участвовал в Ураль­ской неделе моды и делал весьма хорошие коллекции, и однажды я создал для своего шоу много разных шляп с перьями и цветами. Спустя какое-то время занятие одеждой мне попросту наскучило, я окунулся в совершенно неизведанный для меня мир головных уборов. Это дело очень специфическое. Пришлось учиться на своих ошиб­ках, да я и до сих пор учусь: пробовать, экспериментиро­вать с фактурами и формами, познавать материалы.

 

- Какая у вас ценовая политика?

- За семь лет, что я занимаюсь головными уборами, было создано огромное количество шляп. Несколько тысяч. И, конечно, из этого количества отработалась и появи­лась коммерческая линейка моделей. В среднем цены колеблются от 4000 до 10 000 рублей. Есть и «кутюр­ная» история – это эксклюзивные предметы с ценами от 30 000 тысяч до бесконечности.

- Вы корректировали стратегию развития в связи с кризисом?

- У меня настолько небольшой и специфический бизнес, что наличие или отсутствие кризиса никак на него не влияет. Клиенты как делали заказы, так и делают.

 

- Вы совершали стратегические ошибки, от которых можете сейчас предостеречь молодых дизайнеров?

- У меня не было глобального понимания стратегии развития бренда. Я развиваюсь больше, наверное, интуитивно. И нахожусь в самом начале пути. Поэтому ошибки, возможно, еще впереди. У меня была возможность поработать с Дианой фон Фюрстенберг и сделать для ее показа линейку аксессуаров. По определенным причинам этого не произошло, отчасти потому, что в какой-то момент я не создал вокруг бренда необходимого ажиотажа, и ситуация просто растворилась. Хотя это мог бы быть хороший старт и золотой билет в большое плавание. Совет один: брать от жизни все возможности, не бояться, учить языки. Гораздо проще общаться с потенциальными клиентами

и иностранными партнерами (магазинами, пиарщиками, шоу-румами, редакторами и дизайнерами) самому, чем через переводчиков.

 

- Какими вы видите перспективы развития вашего бренда и индустрии в целом?

- Индустрии у нас в стране нет. То, что представлено на шляпном рынке, – низкого качества и является ширпотребом. Нет культуры ношения головных уборов. Люди вообще не понимают, что это такое. Для них есть только понятие «шапки». Это вопрос общей культуры, этикета, понимания уместности и необходимости ношения шляп, что в нашей стране еще очень не развито.

 

- Чего нам ожидать от вас в ближайшем будущем?

- В данный момент я планирую создать мастерскую с постоянным штатом, чтобы увеличить производительность бренда и расширить точки сбыта. Закупщики очень хотят меня продавать. Проблема только в производстве. Специалистов в моей области единицы, найти их очень сложно. Планирую расширить коммерческую линейку, работать с фетром, мехом. Сделать свадебную линию. Сфокусировать внимание и на азиатском рынке. Помогает то, что конкуренция нулевая, и пока есть такая возможность, есть шанс занять эту нишу и зарекомендовать себя в ней.